История проституции

Памятник Проституткам в АмстердамеПроституция современного вида (коммерческая) появляется в городском обществе, когда женщина освобождается от власти рода и может сама выбирать партнера по сексу. По мнению ряда исследователей, проституции коммерческой предшествовали формы так называемой ритуальной и патриархальной (гостеприимной) проституции, которые собственно проституцией не являлись и имели культовое значение.

Судебник 1589 года брал проституток под защиту и обеспечивал им компенсацию за оскорбление («бесчестие») в 2 деньги, наравне с ведьмами.

В начале XVII века Петр Петрей отмечал, что бедные или мелкие дворяне промышляют продажей своих жен, беря за услугу 2 или 3 талера. В России проституция преследовалась по закону начиная с 1649 г., когда Алексей Михайлович приказал городским объездчикам следить, «чтобы на улицах и переулках бляди не было.» Однако (по сообщению лейб-медика Романовых) в общественном мнении, к примеру, не считалось предосудительным, что «русская проститутка, продаёт себя иноземцу, так как её потомство будет образовано в истинной древней Вере, и Русский получит неограниченного ребенка от иноземца» (С.Карлейль).

В 1728 и 1736 гг. принимались меры против тайных публичных домов; указом Анны Иоанновны само слово, обозначавшее публичную женщину, было объявлено нецензурным. При Елизавете в Петербурге, на Вознесенской улице, появился первый роскошно обставленный публичный дом, открытый в богатом особняке немкой из Дрездена; однако кончилось его существование тем, что девушка, завербованная туда обманом, подала прошение императрице, результатом чего явился новый указ против публичных домов, предписывающий «непотребных жен и девок» «сыскивать, ловить и приводить в главную полицию».

Екатерининский «Устав благочиния» (1782) более либерален: он назначает для публичных домов особые кварталы в Петербурге, вместе с тем наказывая сводничество смирительным домом и запрещая превращать в бордели частные дома. О первом аристократическом борделе рассказывает дело 1753 года, возбужденное против содержательницы тайного притона, немки из Дрездена, обосновавшейся в Петербурге. Работницы заведения были иностранками. Павел I предписал проституткам носить жёлтую одежду (этот указ был отменен с его смертью). Нравы публичного дома начала XIX века и облава полиции ярко описаны в поэме Полежаева «Сашка».

В 1843 г. проституция была объявлена терпимой; полиция должна была выискивать женщин, сделавших из проституции ремесло, ставить их на учёт и подвергать медицинскому освидетельствованию; для этих целей в Петербурге, Москве и некоторых других крупнейших городах были созданы особые врачебно-полицейские комитеты. Было две основных категорий проституток: билетные (работающие в публичном доме) и бланковые (работающие на съемных квартирах под присмотром сутенёров). Проститутка была обязана являться в полицию и подвергаться освидетельствованию и медицинскому осмотру 2 раза в неделю (норма была отменена в 1909 году). У проститутки отбирался паспорт и взамен выдавалось особое свидетельство, называвшееся «желтый билет». В России в 1890 г. домов терпимости было отмечено 1262, тайных притонов 1232, проститутных домов терпимости 15 365, одиночек 20 287 (это — минимальные цифры, фактически, видимо, больше).

Публичные дома в России делились на три категории. В борделях высшей категории за визит платили 100 рублей, а суточная норма была 5-6 человек. В борделях средней категории — суточная норма 10-12 человек при цене 1-7 рублей. Низшей — 30-50 копеек при суточной норме 20 человек и более.

В советскую эпоху

После революции

Сразу же после Февральской революции все нормы полицейской регламентации проституции были отменены. «Труженицы пола» пытались создавать свои профсоюзы и отстаивать свои права наряду с другими профессиями, о чём свидетельствует, в частности, поэма Блока «Двенадцать» («И у нас было собрание Вот в этом здании. Обсудили, постановили: На время — десять, на ночь — двадцать пять»). Советское правительство, исходя из идеологических представлений, преследовало проституток во время «военного коммунизма» (Ленин, в числе экстренных мер по предотвращению восстания в Нижнем Новгороде, требовал «вывезти и расстрелять сотни проституток, спаивающих солдат»). В 1919 г. в Петрограде был создан концлагерь принудительных работ для женщин; 60 % его заключенных были женщины, подозревавшиеся в торговле телом. В то же время делались попытки социализации проституток, как «жертв капиталистического строя». В конце 1919 года была создана Комиссия по борьбе с проституцией при Наркомате здравоохранения, а затем Междуведомственная комиссия по борьбе с проституцией при Наркомате соцобеспечения. С началом НЭПа проституция переживает новый всплеск, она практиковалась практически открыто представительницами всех слоев общества. По данным опросов, услугами проституток пользовалось от 40 % до 60 % взрослого мужского населения.Были попытки вновь ввести обязательные медицинские освидетельствования проституток. Попытки полицейско-репрессивной борьбы с проституцией (облавы и т. п.) соединялись с идеями социальной профилактики, отстаивавшимися Центральной комиссией по борьбе с проституцией при Наркомздраве; в ходе последней программы, для социализации проституток создаются особые профилактории.

Преследование проституции в СССР

Проституток начали вновь жёстко преследовать с 1929 года. Вводится система, согласно которой проституток отправляли в контролируемую НКВД систему «специальных учреждений принудительного трудового перевоспитания»— артелей, мастерских открытого типа, полузакрытых трудпрофилакториев и загородных колоний специального режима; в случае рецидива после освобождения из колонии женщин порой отправляли в лагеря НКВД. Крупнейшая колония для проституток помещалась в Троице-Сергиевом монастыре. Режим в профилакториях ужесточается, в 1937 г. профилактории для бывших проституток были переведены в систему ГУЛАГа. Если в начале 30-х годов подозреваемые в проституции подвергались административным высылкам, то с развертыванием Большого Террора их стали посылать в ГУЛАГ по сфабрикованным обвинениям. Проституток теперь начинают относить к «классовым врагам». В то же время всякая информация о проституции со страниц прессы исчезает, что создает впечатление искоренения этого явления.
Организованные формы проституции в сталинские времена были уничтожены. Считалось, что проституция «как распространённое социальное явление» не может существовать в социалистическом обществе, ввиду того, что для неё исчезли социальные условия; поэтому имеющиеся отдельные нетипичные случаи есть результат пережиточных личностных отклонений; проституция рассматривалась как форма паразитического существования. Особые статьи, наказывающие за проституцию, в советских кодексах до 1987 года отсутствовали, но проститутки могли подвергаться преследованиями по другим статьям уголовного и административного кодексов. Непосредственно уголовному преследованию подвергалось вовлечение несовершеннолетних в проституцию, сводничество и содержание притонов. Организованные формы проституции отсутствовали. Имела место скрытая проституция, в виде, например, «обработки» отдыхающих на курортах. По мнению Евгения Паршакова, в 1970-е годы наблюдалось усиление проституции.

Перестройка и проституция

Во время перестройки наличие проституции как социального явления было вновь признано. Журналист Евгений Додолев стал первооткрывателем темы, ранее табуированной в отечественной прессе. Эти первые в СССР статьи о проституции — «Ночные охотницы» (24 октября 1986) и «Белый танец» (19 и 21 ноября 1986) — вывели «Московский комсомолец» на общесоюзный уровень цитирования, подняли тираж на рекордный уровень . Как следствие, 29 мая 1987 года в Административный кодекс была внесена статья 164-2, карающая за занятие проституцией штрафом в 100 рублей (в то время — месячная зарплата низкоквалифицированного рабочего). Аналогичная статья сохранилась и в современном законодательстве. Позднее журналист представлял российскую (советскую) сторону в масштабном проекте BBC об отечественоой проституции: фильм Prostitutki (1990 год) продюсера Оливии Лихтенстайн (англ. Olivia Lichtenstein) стал одной из самых известных работ британского телевидения того периода. Вот как об этом пишет Игорь Кон:

«

Заговор молчания был прорван в ноябре 1986 года сенсационным очерком Евгения Додолева «Белый танец» в газете «Московский комсомолец» о райской жизни валютных проституток… За первой статьей последовали другие, столь же сенсационные...

»

Следует констатировать, что журналистом популяризовано было не только запоминающееся словосочетание ночные бабочки, но и стоя́щее за ним явление: при анонимном анкетировании старших школьников в Риге и Ленинграде в 1989 году валютная проституция оказалась в десятке наиболее престижных профессий, что отмечалось почти во всех телевизионных передачах той поры, посвященных проституции. В западных СМИ словосочетание порой воспроизводилось без перевода: Las Ночные бабочки o mujeres de la noche en Rusia.

Тогда же проституция вновь находит отражение в культуре, примером чего являются, в частности, фильм «Интердевочка» и песня, посвящённые «валютным» проституткам: Олег Газманов после публикации написал композицию «Путана», которая на протяжении десятилетия входила в хит-парады:

« Путана, путана, путана — ночная бабочка, ну кто же виноват… »

Исполнение этой песни признано главной удачей певца, «популярность её была оглушительна». Композиция настолько «понравилась столичным проституткам, что они пообещали автору в качестве подарка бесплатное обслуживание», но композитор этой услугой не воспользвался. «Ночные бабочки» — с той поры признанная идиома.

После распада СССР

В 1990-е произошёл значительный рост уровня проституции. Энциклопедия «Кругосвет» отмечает, что по одним данным, в современной России насчитывается около 180 тыс. проституток, из которых примерно 30 тыс. находятся в Москве; по другим, только в Москве проституцией занимаются 80—130 тыс. женщин (по сравнению с 80—90 тыс. в Великобритании).

В 1990-е в России появились детская и мужская проституция, во времена СССР практически неизвестные.

Подавляющая часть женщин-проституток в современной России являются гражданками Молдавии, Украины, Белоруссии и некоторых других стран с относительно низким уровнем жизни населения.

В современной России проститутки делятся на несколько каст: уличные проститутки, работницы борделей (чаще всего маскирующихся под «массажные салоны» и пр.), «девушки по вызову», работающие в «агентствах», и наконец девушки из так называемых «служб эскорта» — модели и пр., сдающиеся богатым бизнесменам, которым необходимо появиться с сопровождающей на светском рауте (секс-услуги в данном случае в договор не входят, но могут оказываться за дополнительную плату).

Согласно некоторым СМИ, представители милиции без предъявления обвинений задерживают на длительный срок девушек, подозреваемых ими в проституции, и насилуют их, организуя так называемые «субботники». В редких случаях взамен сотрудники силовых ведомств предоставляют проституткам «крышу», но чаще ограничиваются вымогательством процента от доходов проститутки.